НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ЮНЫЙ ТЕХНИК (кнопка меню sheba.myjino.ru)ДОМОВОДСТВО (кнопка меню sheba.myjino.ru)

 

Физиология животных. Кржишковский К. Н. — 1925 г.

 

Кржишковский К. Н.

ФИЗИОЛОГИЯ ЖИВОТНЫХ

*** 1925 ***

 


DjVu



ПРОСЬБА сылаться на страницы, но не на ФАЙЛЫ!

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ

СИГНАЛИЗИРУЙТЕ нам — karlov@bk.ru — если ccылкa HE PAБOTAET

 

ПРЕДИСЛОВИЕ.
      Предлагаемый курс физиологии животных составлен по лекциям, читаемым автором с 1907 г. в высших сельско-хозяйственных учебных заведениях. Мотивом к выпуску в свет своего курса является желание автора дать краткое руководство, которое, отражая современное состояние науки, отвечало бы хоть сколько-нибудь особым требованиям, предъявляемым к курсу физиологии животных современным студентом, агрономом и биологом. Существующие курсы физиологии в большей своей части рассчитаны на студента-медика и не могут вполне удовлетворить ни агронома, ни биолога. Те немногие руководства, которые составлены применительно к агрономической школе, будучи изданы еще в довоенную эпоху, в настоящее время являются во многих своих частях устаревшими и не отражают в достаточной мере современного состояния науки. Всем учебникам дореволюционной эпохи свойствен один общий недостаток, обусловленный составом студенчества того времени, принадлежавшего в большей своей части к выходцам из буржуазных слоев общества. Давая богатый фактический материал, учебники того времени мало заботились о сопоставлении его в единое целое в целях создания общей картины жизни организма в виде взаимодействия отдельных явлений. Студент должен сам проделать эту работу. Большинству современного студенчества, вышедшему из недр трудящегося люда, не привыкшему с малых лет к обращению с книжкой и к отвлеченному мышлению, такая работа не всегда под силу. Современный студент в его массе приходит в высшую школу прямо от практической жизни. Развившись в обстановке реальной жизни, окруженный с детства условиями, мало способствовавшими развитию спо-;:гнзсти к отвлеченному мышлению, он приносит в школу способность на г-элать явления и схватывать сообщаемое. Современный студент поме мало имел дела с книгами. Он больше приходил в общение с реальней действительностью. Отсюда необходимость, по мнению автора, в специальном изложении научных данных в учебниках для современного студенчества. Опыт проверки знаний показал автору, что современный студент с трудом справляется с учебниками, написанными для прежнего студенчества. Современному студенту нужен учебник, написанный в форме связного изложения, как бы живого рассказа, где явления описывались оы не каждое порознь, а сразу ставились бы на свое место в связь одно с другим. Тогда только достигнута будет главнейшая цель физиологии — способствовать выработке правильного взгляда на животный организм как на единое целое, представляющее своеобразный уголок вселенной. По этим соображениям автор отказывается от обычного изложения основ физиологии в виде отдельных глав, разбитых на параграфы и отделы. Жертвуя возможностью более подробного описания отдельных сторон явлений, автор решился сделать первый шаг в приближении учебника по духу к современному студенчеству и принял форму бесед, как более приближающуюся к живой речи. Идя в том же направлении, автор старался избегать догматичности в изложении, показывая, где можно, как шла мысль исследователя и что еще остается сделать в данном вопросе. Это должно будить мысль студента, заставляя его самого работать над разбираемым вопросом. В изложении автор преследовал простоту языка, рискуя подвергнуться обвинению в чрезмерной местами популярности изложения. Иностранные слова заменяются русскими или, где этого нельзя было сделать без ущерба для дела, параллельно дается их русский перевод.
      В виду экономии времени и места из обширного материала современной физиологии выбрано было лишь самое существенное, имеющее или практическое значение, как основа для следующих наук прикладного характера (как, например, животноводство), или же способствующее выработке общего воззрения на организм.
      По этим соображениям сильно сокращены некоторые главы, занимавшие, по традициям, значительное место в старых учебниках физиологии. Так, например, сильно сокращено учение об электрических свойствах нервов и мышц, выпущены многие главы, представляющие интерес для медика, как, например, подробности учения о давлении крови, пульсе и т. п. Сокращено описание приборов и способов исследования. В этих случаях подчеркнута лишь идея и принцип, на котором основано исследование. Данные основных наук, как физика, химия, анатомия и гистология, не приводятся в подробности. В неизбежных случаях автор делает лишь ссылку, напоминая основные факты из указанных наук, необходимые для понимания физиологических явлений. Несколько расширены зато сведения по сравнительной физиологии. Не понижая научности общего уровня изложения и считаясь с важностью теоретических взглядов и обобщений, автор старался, где можно, выдвигать и практическую сторону физиологических явлений. С этой целью расширена глава о питании, затронуты вопросы искусственного оплодотворения, обычно пропущенные в большинстве учебников. Глава о физиологии центральной нервной системы переработана в духе современных взглядов и объективного направления. Главным материалом послужили работы школы Павлова. В связи с этим и обширной главе физиологии так называемых „органов чувств" придан особый характер.
      В нашем курсе мы занимаемся ими с точки зрения на них как на периферический воспринимающий аппарат мозга, как на часть того механизма, который школа Павлова называет анализатором. Чтобы не затемнять общей картины, описание отдельных свойств и особенностей каждого отдельного анализатора сильно сокращено, что дало выигрыш в месте и возможность развить другие более важные агроному отделы.
      Ссылок на литературу и точных указаний литературных источников мы не делали, считая их излишними в книге, предназначенной для студенчества. Имеющиеся при изложении каждого сколько-нибудь ыгуснсго факта указания на автора и на год опубликования его расе ~ы дают возможность в случае надобности навести справку в соот-зешгзующих указателях литературы и справочниках.
      Желая приучить студента к самостоятельному разбору читаемого и критической работе, автор не скупился на таблицы, которые должны быть не только картинкой к сказанному, но и отражением действительности. Разбирая таблицы более или менее внимательно, студент приучается к тому языку, на каком исследователь получает от природы ответы на заданные им вопросы.
      Сознавая всю трудность составления руководства по такой обширной науке как физиология, автор далек от мысли смотреть на сзой труд, как на нечто законченное. Предлагаемый учебник есть лишь скромная попытка дать современному студенчеству руководство, может-ыть. не столь полное по сравнению с другими, но зато, может быть, элее удобное, в качестве подспорья при слушании ими курса в высшей сельско-хозяйственной школе. Критические замечания как со стороны сотоварищей по делу преподавания, так и от студенчества автор примет с благодарностью.
      К. Кржишковский
     
      ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ.
      Введение. Физиология, ее объем и способы исследования. — Состав живого организма. — Главнейшие физико-химические законы, действующие в организме. — Особенности химических реакций в организме. — Ферменты, их роль и значение. — Коллоидное состояние.
      Введение.
      Приступая к изучению физиологии, мы прежде всего должны установить более или менее точно понятие, что это за наука и с какого рода явлениями она имеет дело. Затем мы должны поставить вопрос, каким путем нам надо итти, чтобы легче и полнее познать и овладеть теми явлениями, какие отмежевала себе физиология. На первый вопрос ответить нетрудно. Физиология в общем смысле охватывает все явления, происходящие в организмах. В идеальном значении физиология должна была бы быть единой наукой о явлениях в организмах вообще. Особенности нашей познавательной способности, не позволяя сразу овладеть всей совокупностью явлений в организмах окружающего нас мира (включая и нас самих) заставила нас более или менее искусственно разделить физиологию на отдельные отрасли, изучающие группы организмов, близких по сходству протекающих в них явлений. Таким образом возникла физиология растительных организмов, обособившись от другой ветви — от физиологии животных организмов. Та же невозможность охватить всю массу пока разрозненных явлений заставила и физиологию животных разделить на физиологию в собственном смысле слова и на физиологическую химию (отнеся сюда более подробное изучение химических явлений в организме). Понятно, что такое деление чисто условно и, надо думать, временно. Всякому ясно, что нельзя, изучая явления в организме, разграничить физические явления от химических. В организме все переплетается в одно сложное целое, и всякое деление может диктоваться лишь необходимостью и свойствами наших познавательных аппаратов улавливать не целое в сложной живой машине, а постепенно изучая ее по отдельным частям. По мере развития науки мы присутствуем при сглаживании различий между отдельными подразделениями наук. Физиология, искусственно разделенная на химию и физику организмов, в будущем сольется в одном общем русле. Сейчас уже намечается это русло, в которое стремятся отдельные части физиологии, — это физическая химия с ее учением о коллоидальном состоянии тел. Если мощный гений не откроет новых горизонтов и не повернет физиологическую мысль на новый путь, то в более или менее близком будущем мы будем свидетелями, как явления в организме, поражающие нас сейчас своей сложностью и многообразием, будут все более и более сводиться к законам физической химии).
      Труднее ответить на второй поставленный нами вопрос о подходе к нашему предмету и о способах изучения, в смысле познания явлений в организме. Наша наука не чисто описательного характера. Мы не можем ограничиться только более или менее фотографически точным описанием наблюдаемых явлений. Мы неизбежно должны стать к ним в то или иное отношение, поставить их на соответствующее место в системе нашего мировоззрения. От этого последнего зависит и наш подход к изучаемым явлениям. То мировоззрение, которое предполагало возможным вскрыть сущность вещей, еще в древности пришло к безотрадному выводу, что „ничего нельзя познать" (Протагор). Современное естествознание со времен Галилея отказалось от бесплодных стремлений познать внутренние причины явлений, их сущность. Вместо этого оно старается поставить отдельные явления во взаимоотношения друг с другом, вскрыв лишь связь между ними.
      На том же пути должна, понятно, стоять и физиология, хотя бы она изучала наивысшие в смысле организации существа. Ведь организмы те же уголки мира и прилагать к ним особые мерки, искать особых, им лишь присущих законов, нет никакого основания. Подходя к изучению организмов, мы должны лишь уточнить наши способы исследования, вооружить насколько можем наши познавательные аппараты соответственно особой сложности и запутанности явлений в клетках и тканях, но общий подход, общее отношение к изучаемому явлению должно быть у нас то же, что у всякого современного естествоиспытателя, поскольку он не склонен подпасть под влияние мистических, им созданных, сил природы, а, наоборот, сам стремится овладеть природой, приобретя власть над ее силами, с целью заставить их служить нашим потребностям. Отсюда должно быть отрицание всех тех неуловимых никаким опытом объяснений вроде признававшейся когда-то „жизненной силы", будто бы пребывающей в организмах и управляющей процессами и явлениями. Задача современного физиолога та же, что физика или химика: свести незнакомые явления в организме к известным, уже изученным явлениям. В историческом ходе своего развития человечество познакомилось раньше всего с явлениями движения. Эти явления считаются знакомыми и понятными. К ним и физики, и химики сводят или стараются свести все наблюдаемые явления. Физик и химик считают себя удовлетворенными, когда то или иное явление им удается свести к формуле механики. Таков должен быть и наш подход. Правда, мы не можем в виду сложности явлений, малости их масштаба (клетка) и молодости нашей науки, с ее еще не развившимися специальными приемами исследования, претендовать на сзедение большей части явлений организма к формулам и законам механики, хотя бы в утонченных формах молекулярной механики, биомеханики или физической химии. В большинстве случаев сейчас мы з известном отношении находимся в положении Галилея и должны удовлетвориться пока лишь собиранием фактов, накоплением материала и установлением простых зависимостей между явлениями лишь в очень приблизительном и грубом масштабе. Это особенно относится, как уЕидим дальше, к физиологии центральной нервной системы, которая еще только выходит, благодаря главным образом трудам русских ученых (И. Павлова и В. Бехтерева), на широкую дорогу естественнонаучного исследования из тупика, в который она попала, уклонившись с прямого пути, указанного естествознанию Галилеем.
      Таким образом наше отношение к наблюдаемым нами явлениям в организме должно состоять в том, чтобы вскрыть связь и зависимость между ними и между явлениями, происходящими во внешнем мире. Вот пока скромная задача современного физиолога. Как показывает опыт, уже имеющиеся на этом пути достижения дают большие практические результаты, давая возможность в некоторых случаях управлять явлениями в организме, направляя их к его благополучию, что и составляет главнейшую цель всякого знания.
      KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

 

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ЮНЫЙ ТЕХНИК (кнопка меню sheba.myjino.ru)ДОМОВОДСТВО (кнопка меню sheba.myjino.ru)

 

 

Яндекс.Метрика

 

Творческая студия БК-МТГК 2015—3015       karlov@bk.ru — Борис Карлов