НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ЮНЫЙ ТЕХНИК (кнопка меню sheba.myjino.ru)ДОМОВОДСТВО (кнопка меню sheba.myjino.ru)

 

Наши гусеницы (определитель). Лавров С. Д. — 1938 г.

 

Лавров С. Д.

НАШИ ГУСЕНИЦЫ

ОПРЕДЕЛИТЕЛЬ

*** 1938 ***

 


DjVu





<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ


 

ФPAГMEHT КНИГИ (...) В некоторых случаях волоски могут быть жесткими, но очень ломкими, и, вонзаясь в тело людей, бывают причиной сильного зуда. Особенной известностью пользуются в этом отношении гусеницы походного шелкопряда, живущего в дубовых лесах Западной Европы. В годы сильного размножения гусениц волоски, отламываясь от их тела, носятся в воздухе лесов и, попадая в дыхательные органы людей и скота, становятся очень опасными, причиняя сильное воспаление, оканчивающееся даже смертью. Поэтому в таких случаях, например в некоторых странах Западной Европы. запрещается вход в зараженные этими гусеницами леса.
      В меньшей степени, но все же могут быть опасны волоски и некоторых других гусениц, например соснового походного шелкопряда и златогузки. Волосяной покров служит гусеницам отличной защитой от большинства пернатых врагов, так как среди птиц очень немногие отваживаются поедать мохнатых гусениц, большинство же не трогает их. В связи с этим мохнатые и шиповатые гусеницы держатся часто открыто, иногда целыми выводками („обществами") и имеют яркую окраску, резко выделяющуюся на окружающем фоне (предостерегающая, или предупреждающая окраска).
      В некоторых случаях длинные волоски на теле маленьких гусениц служат не только для защиты их от врагов,, но являются и средством передвижения, играя роль парашютов, аналогичных летательным аппаратам семянок одуванчика или семян ивы, тополя и многих других растений. Благодаря малому весу и большой площади своего волосяного покрова такие гусенички легко подхватываются ветром и переносятся иногда на далекие расстояния. Были описаны случаи распространения таким путем молодых гусеничек непарного шелкопряда и монашенки.
      Гусеницы, не имеющие на теле волосков, защищаются от своих врагов другими способами. На первом месте в данном отношении нужно поставить их окраску, сливающуюся обычно с фоном окружающей их обстановки, вследствие чего они остаются незаметными даже для опытного глаза. Примеров покровительственной, или симпатической окраски среди тусениц имеется масса: многие гусеницы, живущие среди листвы деревьев, кустарников и трав,
      окрашены в зеленый цвет (гусеницы некоторых бражников, хохлаток, пядениц и др.); держащиеся на коре деревьев совершенно неотличимы от нее по цвету (например гусеницы орденских лент); живущие на соцветиях полыни гусеницы некоторых капюшонниц прекрасно скрываются здесь от постороннего взора благодаря своей окраске так же, как гусеницы некоторых других видов данного рода мало заметны среди цветов коровяка. Интересно при этом, что если один и тот же вид гусеницы живет на цветах различной окраски, так иногда и окраска ее соответствующим образом меняется, становясь то желтой, то зеленой, то розовой. Особенно хорошо можно наблюдать это явление на некоторых видах пядениц из рода Tephroclystia (особенно на Т. succenturiata).
      Значительной изменчивостью своей окраски, в зависимости от кормового растения, отличаются и гусеницы некоторых других пядениц, например зубцекрылой пяденицы и особенно обыкновенной березовой. Последняя хотя и называется березовой, но живет почти на всех лиственных деревьях и на многих кустарниках, а из хвойных попадается на лиственнице, и везде, где бы она ни жила, она поразительно напоминает кору ветвей того растения, на котором живет.
      Гусеницы, живущие внутри стеблей и корней растений, обычно бывают лишены пигмента, и сквозь их покровы просвечивает жировое тело, что придает им желтовато-белый, костяной цвет. Эта заметная окраска для них неопасна благодаря скрытному образу жизни.
      Нередко, впрочем, и гусеницы, живущие вполне открыто, имеют очень яркую, бросающуюся в глаза окраску, как, например, капюшонница латуковая, краснушка крестовниковая, пестрянки, синеголовка, крыжовниковая пяденица, махаон, длиннокрылые совки (Calocampa), некоторые бражники и пр. Такая окраска, несомненно, должна быть признана предостерегающей. В некоторых случаях подобная окраска бывает соединена и с довольно странной с первого взгляда, несколько необычайной формой тела и с особенными повадками, биологическое значение которых, повидимому, заключается в том, чтобы напугать какого-нибудь не очень храброго врага. Например, гусеницы гарпий, заметив приближение опасности, поднимают передний конец тела, начинают вертеть им вправо и влево, а из задних отростков тела выворачивают красные жгутиковидные придатки, быстро вращая ими в разные стороны. Эти «движения угрозы со стороны гусеницы приносят ей несомненную пользу; по крайней мере я по собственному опыту помню, что, будучи мальчиком, побаивался-таки их. «Кто ее знает, — думал тогда я, — а вдруг ужалит или укусит? “ Кроме того, у гарпий имеется и более реальное средство защиты, а именно — едкая жидкость, выделяемая особой железой, заключающейся в первом членике тела. Жидкость эта содержит в себе, по наблюдениям Пультона, до 40% муравьиной кислоты и, попав на поверхность глаза, вызывает сильную боль, так что, следовательно, я, не зная этого в детские годы, все же побаивался их не зря. Еще оригинальнее на вид родственная гарпии гусеница букового вилохвоста, которая при покое поднимает вверх переднюю и заднюю части тела, чрезвычайно походя спереди на подкарауливающего свою жертву паука, а сзади на противно пахнущего древесного клопа. Пожалуй, это самая страшная на вид гусеница из всех встречающихся в пределах СССР.
      Очень интересны также гусеницы пядениц, почти всегда совершенно голые и обыкновенно покрытые различными бугорковидными возвышениями на тонком палочкообразном теле, которые придают им часто поразительное охранительное сходство с веточками деревьев, несущими на себе рубцы от опавших листьев. Вместе с тем у этих гусениц выработались и особенные охранительные инстинкты, направленные к тому, чтобы это сходство еще более увеличилось, а именно — они обладают замечательной способностью целыми часами находиться в неподвижном состоянии, прикрепившись последними ножками к ветке, а всем остальным телом откинувшись назад, отчего получается полное сходство этой гусеницы с веточкой растения. Только очень опытный глаз специалиста-энтомолога может обнаружить ее, большинство же людей не замечает эту гусеницу-невидимку даже и в том случае, если ветка дерева с ней побудет у них в руках.
      Такую, казалось бы, очень напряженную и неудобную позу гусеница может сохранять благодаря тонкой шелковой нити, идущей от ее нижней губы к растению и здесь укрепляющейся; если же сразу перерезать эту тонкую нить, то пяденица тотчас откидывается, не будучи в состоянии удержаться в прежнем положении. Об этом почему-то почти ни один автор, описывающий пядениц, не говорит, но мне думается, что эта шелковая нить, совершенно незаметная для невооруженного глаза, играет значительно большую роль в поддерживании тела гусеницы в одном положении в течение нескольких часов, чем какая-то особенно сильная, упоминаемая авторами мускулатура.
      Имеются и такие гусеницы, которые в минуту опасности эыпускают из отверстия на нижней губе такую же шелковую нить, как пяденицы, и по ней быстро спускаются на землю, скрываясь затем среди валежника и сухой листвы. Эти шелковые нити выделяются особыми шелкоотделительными железами, лежащими в полости тела по бокам кишечника. Железы эти играют в жизни» многих гусениц весьма важную роль: с помощью выделяемых ими нитей они свертывают и соединяют вместе листья, делая из них себе общие паутинные гнезда, в которых иногда проводят холодное зимнее время года (например боярышница и златогузка садовая). Некоторые же гусеницы в таких общих паутинных гнездах и окукливаются (яблоневая моль и близкие виды). Наконец, перед окукливанием многие гусеницы из этих нитей плетут вокруг себя более или менее плотные шелковистые коконы.
      Никакой зависимости между окраской гусеницы и окраской соответствующей ей бабочки обычно не замечается, и нередко очень невзрачные бабочки имеют чрезвычайно красивых или по крайней мере очень ярко окрашенных гусениц. Примерами могут служить хотя бы стрельчатка кленовая и некоторые виды капюшонниц. Еще больше обратных примеров, т. е. красивых бабочек и невзрачных соответствующих им гусениц. Часто также бабочки, сходно окрашенные, имеют совершенно различно окрашенных гусениц (например капю-шонницы, колокольчиковая и латуковая), — результат при-способленяя близких видов к различным жизненным условиям или различным способам защиты, а бабочки, не похожие одна на другую, — очень сходных по окраске гусениц (например некоторые виды живущих на полыни капюшонниц), — сходство, вызываемое приспособлением к одинаковым условиям.
      Так как почти все гусеницы растительноядны, они, появляясь в массовых количествах, очень часто приносят большой вред различным возделываемым человеком растениям, и потому он считает многих гусениц очень опасными соседями и ведет с ними жестокую борьбу, истребляя их всеми способами. Так, для плодовых садов весьма опасными являются гусеницы боярышницы, златогузки, кольчатого шелкопряда, непарного шелкопряда, яблоневой моли, яблоневой плодожорки, синеголовки, древесницы въедливой и др.; для полевых культур — гусеницы совок: озимой, яровой, восклицательной, зерновой, гороховой, люцерновой, совки-гаммы, просяного и лугового мотыльков и пр.; для огородных — гусеницы различных белянок, капустной совки, капустной моли и др,; лесным насаждениям вредят гусеницы соснового шелкопряда, сосновой совки, сосновой пяденицы, различных хохлаток и волнянок и т. д. При этом одни гусеницы
      вредят объеданием листвы и хвои; другие живут в стволах деревьев или в стеблях разных травянистых растений; третьи, живя в земле, объедают корни л даже внедряются в них; четвертые поселяются в плодах и выедают семена, многие мелкие гусеницы живут внутри листовой паренхимы, а небольшое число гусениц приспособилось даже к жизни в воде (различные водные огневки).
      Наконец, имеются среди гусениц и такие роды, которые питаются мукой и запасами зерна в амбарах или шоколадными конфетами в магазинах; имеются любители жира, сала и масла (гусеницы бесхоботной огневки), а некоторые поселяются в ульях пчел, в гнездах шмелей и ос, питаясь частью воском, частью отбросами.
      Всем известно также, что гусеницы различных видов молей повреждают мебель, ковры, платья, шубы, чучела птиц, коллекции насекомых и т. д. Вообще в образе жизни гусениц замечается много различий. Одни из них встречаются всегда поодиночке, так как и яички были отложены бабочкой далеко одно от другого. Таковы носители покровительственной окраски, которая, конечно, перестала бы скрывать их, если бы гусеницы держались скученно. Другие, защищенные несъедобностью и предостерегающей окраской, собираются всегда более или менее значительными „обществами" и живут вместе по крайней мере до окукливания (многие виды рода Vanessa, некоторые шелкопряды, некоторые капюшонницы, краснушка крестовниковая и др.), а то и окукливаются в общем гнезде, как некоторые виды молей из рода Hyponomeuta. Из цветковых растений навер ное не найдется ни одного. такого вида, на счет которого не жил бы хотя один виц гусениц; некоторые же растения даюг приют и пищу целым сотням видов. Например, на дубе в Европейской части Союза живет и питается более 120 видов гусениц. Почти такое же количество видов прокармливается и на счет березы. Но не только высшие, а и низшие споровые растения являются нередко кормовыми для некоторых гусениц: например, пяденица Boarmia liche-naria, совки рода Bryophila и гусеницы целого семейства Lithosiidae живут на разных лишайниках, целый ряд родов и видов гусениц — на папоротниках, совка из рода Рага-scotia — на грибах-трутовицах и т. д.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ (кнопка меню sheba.myjino.ru)ЮНЫЙ ТЕХНИК (кнопка меню sheba.myjino.ru)ДОМОВОДСТВО (кнопка меню sheba.myjino.ru)

 

 

ТС БК-МТГК 2015—3015 karlov@bk.ru — Борис Карлов